Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: рассказы (список заголовков)
22:40 

А как оно на самом деле?

Я болен небом. Я в него влюблен...
Рабочий день закончился в 20.50, спустя 3 часа 35 минут после его официального завершения.
Кто в этом виноват? На самом деле все действующие лица. Одним стоило бы перестать пытаться откусить кусок пирога больше, чем они могут проглотить; другим - перестать прикрываться километрами и килограммами мукулатуры (на сегодняшний день оценка веса всей выпускаемой нашим отделом документации - по прикидкам принимающей стороно - составляет более 250 кг.
Двести пятьдесят килограммов текста, схем, агоритмов, служебных записок, писем и разного рода и пошива протоколов совещаний, единственной целью которых является прикрывание неприкосновенных сидалищ многочисленных начальников, их заместителей и заместителей их заместителей! В результате получаем замкнутую цепь ответственности, выход из которой решается на случайном, наименее стойком ее элементе. Как правило, в одном занимающих руководящую должность просыпается чувство совести/долга, которое выталкивает из его горла "Мы решим эту проблему". В этот момент приговор "суда" обжалованию не подлежит.
Самым приятным может оказаться то, что загнанная в кольцевой тунель проблема относится к вашему отделу - в этом случае, можно с полной уверенностью утверждать, что проблема в достаточно сжатые сроки будет решена. Но такое случается, - судя по моему опыту, - достаточно редко. Значительно чаще бывает так, что проблема, на которую брошены все силы отдельно взятого исполнителя (коллективная ответственность означает только то, что никто ни за что не отвечвет) лежит в профессиональной сфере другого отдела.
Коллеги, воздадим хвалу тому начальнику, который не подкрепил словестно-душевный порыв своей оазмашистой подписью на очередном клочке офисной бумаги! Тут еще можно договориться, пообещать какие-то уступки со своей стороны, только бы тебе помогли (!) разобраться с проблемой или объяснили (!!!), откуда в этой проклятой, забытой всеми богами и конструкторами системе, о которой вспомнили только сейчас, растут ноги и... Внимание. Готовы? Нахрена она вообще нужна! С чем она взаимодействует и как, по каким кодам/ГОСТам, ОСТам и прочим -стам общается с окружающим ее миром?
Как бы печально это ни звучало, но даже желание объяснить часто отсутствует как понятие. Но об этом потом. Вернемся к исполнителям.
Вот сидит такой инженер. Особо никого не трогает, делает свое дело, вмеру разгильдяйствует, и такое бывает, а иногда откровенно бездельничает целый день. Ну не прет, понимаете? Не прет и все тут! Хоть режь! У нас твор-чес-ка-я работа! Да, с скрытая под толстым слоем многотомных книг, но все-таки творческая! Мы не на конвеере работаем по сборке коробочек для мыла! Мы решаем сложные задачи, работаем над большими и огромными системами! И тут на нашего исполнителя сваливается манна небесная - крайне важная (по мнению руководства) и полная херня (по мнению простого исполнителя) задача. Начальника, ясное дело, далеко не пошлешь - он все-таки премии выписывает, размер которых сравним по размеру с окладом (кстати, ситуация такова, что это не является комплиментом окладу - скорее упреком), да и есть возможность проявить себя - не каждый день предоставляется возможность улучшить ту структуру системы, которая есть, и сделать ее разумнее, добрее и вечнее!
Соглашаешься наш исполнитель и впрягается, так сказать, в рабочий процесс. Время идет, сроки подходят к концу, а материал еще сырой, неоформленный. Говорит об этом почти всему отделу - работа-то затрагивает всех и смиренно ждет комментариев. Но они не приходят.
За день до крайнего срока сдачи работы, непосредственный начальник сообщает исполнителю, что тот сожет резать себе вены, но выдавать в смежные отделы ничего нельзя, ибо... Дальше идет миллион замечаний.
Ситуация - швах полный. Трудоемкость засчитана, работа не сделана, а получить подписи о том, что ты, исполнитель, хороший, умный и лапочка нужно именно сегодня.

Я справился за 4 часа 50 минут. После этого полностью разочаровался в своем начальстве и понял, что через 3, максимум 4 года, сменю место работы.

@темы: Настроение, Поток сознания, Рассказы

01:21 

Последний сон

Я болен небом. Я в него влюблен...
Он проснулся среди ночи и рухнул на пол с постели. Его била крупная дрожь, грудь резко вздымалась и падала. Его душил плачь, лишал и без того ослабленный болезнью организм последних сил. Слезы стекали по его щекам и падали на холодный пол его комнаты. На то, чтобы одеться, ушло намного больше времени, чем обычно. Частые приступы истерики заставляли его сгибаться пополам или падать на пол, царапать руки и лицо, стремясь заглушить внутреннюю боль болью тела.
Спускался по лестнице в полной тишине. Боялся вздохнуть, чтобы не разбудить звуком рвущейся... он не мог понять, что заставляет его заливаться слезами снова и снова...
...обулся, застегнул куртку и вышел во двор. Холодно. Очень холодно. Всего -2, значит, у него снова поднялась температура. Он медленно побрел к ближайшему магазину, надеясь купить зажигалку, или спички... Лучше спички — ему нравилось, как они горят...
...снова на коленях, в снегу. Снова слезы и дикая боль в груди. Страшный кашель, хриплый, утробный... Звонкий. Кажется, что вся округа проснется от звуков этих спазмов... Но ни в одном окне не загорелся свет.
Может быть так и лучше? Может, если я подохну здесь и сейчас, то уже не кому не сделаю так больно?
Он сидел на остановке и курил. Уже почти час, как он не выпускал сигареты из руки. Просто сил и курил. Пил, купленную в том же магазине воду, и курил.
- С вами все в порядке? - тихий женский голос вырвал его из тьмы.
Он поднял глаза и увидел Ее лицо.
- Будет. Только, пожалуйста... - истерика начала бить его с новой силой, и последние слова он уже выкрикивал. - Не надо мне больше сниться... Пожалуйста! Отпусти меня, прошу!
- Молодой человек, вы...
- Пожалуйста! - крик перешел в вопль. Женщина кинулась бежать, а он упал на асфальт и старался сдержать рвущийся из груди нечеловеческий вой...
...оставалось не так много до дома, когда новый приступ кашля повалил его на капот припаркованного автомобиля. Сплюнув, он заметил, что слюна была глубокого красного цвета...
Все? Так... Так просто? Он сел на землю и облокотился на дверцу машины. В его глазах медленно темнело, кашель уже не донимал его. Страшно хотелось курить. Он достал пачку сигарет и положил ее рядом с собой. В бутылке еще оставалось немного жидкости. Он посмотрел на небо, щедро усыпанное яркими звездами, закурил и закрыл глаза.
...рядом с ним, занесенным снегом и державшем в руке сигаретный фильтр, кроме бутылки с водой не нашли ничего. И только на снегу, под тем клочком, который он закрывал курткой... Одно короткое слово: «Спасибо»...

@темы: Настроение, Рассказы

17:28 

Доступ к записи ограничен

Я болен небом. Я в него влюблен...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
17:41 

Кошка

Я болен небом. Я в него влюблен...
- Пойдем домой, милый.
В который раз мать звала своего сына, пытаясь увести его из песочницы.
- Завтра мы обязательно придем сюда снова.
Нехотя мальчик перешагнул через деревянный бортик и, помахав рукой своему другу, направился к маме.
- У тебя появился новый друг? – спросила мать с интересом в голосе. – Я его раньше не видела.
- Да. – радостно ответил малыш. – Это Витька. Он со своим папой недавно переехали в наш район.
- Хороший мальчик?
- Очень! Он очень классный! Он…
Всю дорогу до дома, которая занимала минут двадцать, Сережа рассказывал маме о своем новом друге и его отце. Он рассказывал, какие у Вити игрушки, где он жил раньше, кем и где работал его папа и о своей кошке, история о которой больше всего заинтересовала его мать.
***
Прошло месяцев. Сережа и Витя стали добрыми друзьями и почти все время проводили вместе. Они играли в мяч, в прятки, строили «крепости» и смеялись над девчонками. Короче, веселились, как могли. Сережина мама, Марта, искренне радовалась этой дружбе. Только история о Витиной кошке никак не выходила из ее головы. В один из дней, перед тем, как пойти домой, оно подошла к мальчишкам и сказала, обращаясь к Вите:
- Витенька, - негромко обратилась она к нему. – Я бы хотела познакомиться с твоим папой, если он не будет против.
- Хорошо. – легко согласился мальчуган. – Я попрошу пойти его завтра со мной.
***
Для тех, кому не лень читать...

@темы: Рассказы

20:51 

Уверен?

Я болен небом. Я в него влюблен...
Обычный будний день. Ничем не примечательный молодой человек спускается в подземку, барабаня в такт музыке, пальцами по ключам в кармане. Ключи отвечают ему немного приглушенным, но веселым звоном. Парень прикладывает к турникету проездной и спускается в вестибюль станции. Народу не много и не мало, по крайней мере для тех, кто привык ездить в час пик в метро. Молодой человек привык.
Ростом он был немного выше среднего горожанина, его длинные волосы были собраны в хвост. На лице и шее - щетина. Сложение выдавала в нем человека, который раньше занимался спортом, но оставил его несколько лет назад. Одет он был в черную футболку, темно-синие джинсы и черные кроссовки.
Ожидая прибытия поезда, он подпевал музыке, которая играла у него в плеере, и продолжал отбивать пальцами ритм. Некоторые пассажиры смотрели на него искоса и, иногда, с неодобрением, но ему было все равно. Как и всегда он мысленно находился совершенно в другом месте и в другом окружении. По большому счету, его мало интересовало мнение окружающих.
Зайдя в вагон и расположившись у противоположенных дверей, молодой человек почувствовал резкую боль в левом колене. Чертыхнувшись про себя, он перенес большую часть своего веса на правую ногу - сесть возможности не было, да и не сел бы он вовсе. Когда он ездил один, он всегда ездил стоя.
Переход дался ему не слишком легко - боль постоянно давала о себе знать и, зайдя в вагон на другой ветке метро, он устроился на полу, облокотившись на дверь вагона и на боковой край сидения. Сделал громче музыку и окинул взглядом, ехавших вместе с ним, людей. Многие презрительно и отчасти надменно посматривали на него, практически все присутствующие не одобряли его поступка: на полу грязно, да и не известно, кто там сидел до него. Но его это нисколько не интересовало. Он знал причину своего поступка;знал, что если попросит уступить ему место, его просто засмеют. И при этом, он не испытывал совершенно никакого дискомфорта.
В спокойном чтении и прослушивании музыки прошли несколько станций. Неожиданно, его отрешенность была прервала приятным женским голосом у самого его уха.
- И как человека, читающего такую прекрасную книгу, может быть такое грустное лицо?
Стоит отметить, что обладательница этого приятного голоса, не только радовала слух, но и глаз. Длинные, до середины спины, черные волосы были аккуратно собраны в косу, благородный овал лица, длинные черные ресницы украшали ее необычные глаза изумрудного цвета. Губы у нее были тонкими и, казалось, немного бледными. Одета она была в строгий костюм: брюки и блузку. В руках - аккуратненькая дамская сумочка. На ногах черные глянцевые туфли, идеально подходящие к ее обуви. Роста ее парень оценить не мог - она сидела на корточках рядом с ним, прислонившись спиной к дверям.
- Точно также, как у такой прилично одетой девушки, могут быть такие отвратительные манеры. - парень произнес это без злости, но с легким раздражением. - Не учили, что нельзя вторгаться в покой незнакомого человека?
- Меня много чему учили. - обиженно произнесла девушка. – Например, тому, что если у человека на лице такое выражение, то он далеко не спокоен. Но если ты считаешь иначе... - она перехватила сумочку поудобней и сделала вид, что собирается встать.
- Подожди. - немного грустная просьба и последующий взгляд ей в глаза, мягкий, низкий голос. - Я не хотел обижать тебя. Просто боль не делает людей добрее.
- Боль разная бывает. Ты от этого грустишь?
- Это не грусть, солнышко. - сказал он с легкой улыбкой, немного замявшись.
- Солнышко? Мы знакомы меньше пяти минут, а я уже солнышко? - удивленно и с легким возмущением в голосу, смешанным с кокетством.
- Ну, хочешь, назову милая или моя радость? Мне по сути все равно. - пожимает плечами и смотрит в потолок. - Ты же не представилась.
- Меня зовут Аня. - она немного смутилась и отвела глаза.
Он коснулся ее руки и представился в ответ.
- А меня... - размышление длилось всего несколько мгновений. - А меня - Черный. Рад знакомству, Анна.
- Черный? Это же прозвище, а не имя!
- Ну и что? Меня так все называют: друзья, знакомые, некоторые коллеги...
- А родители? - ехидный тон и хитрый взгляд.
- Родители... Никак не зовут. Можешь считать, что я сирота.
- Прости... - она снова спрятала свои изумрудные глаза.
- Перестань, Анюта. В чем ты виновата? В том, что они погибли? Нет. В том, что я живу один? Нет. А задавать вопросы это твое право. Этого запретить тебе не могу.
- Мне правда неловко... А... - любопытство боролось в ней со смущением, но природная любознательность взяла верх. - Давно это случилось?
Что-то в этом молодом человеке сильно привлекло ее внимание. Ей казалось, что у них очень много общего, хотя, что именно, она сказать бы не смогла. Был в его печали какой-то шарм, а в голосе звучали знакомые нотки. Его манера разговора не отличалась особой изысканностью, жестикуляция не была такой уж яркой, да и одет он был, как самый обычный человек. Но... по какой-то причине ее тянуло к нему. Даже было чувство, что она ему нужна.
Перед тем, как ответить на вопрос девушки, молодой человек вскинул левую руку в жесте, который свойственен людям, носящим наручные часы, и которым они пользуются, чтобы рукава пиджака и рубашки не закрывали циферблат часов.
- 41 день назад. Так что... Я снова могу радоваться жизни! - он негромко рассмеялся, хотя повода для смеха и не было. - Во всем можно найти что-то хорошее. Даже, в 41-ом дне.
- Разве можно так говорить? - на этот раз ее возмущение было абсолютно искренним.
- Цинизм - мое лучшее качество. - он улыбнулся, гладя ей в глаза, и на короткое время, накрывая ее ладонь своей.
Через динамики объявили название следующей станции. Девушка подняла глаза и сказала:
- Моя станция... Первый раз так поздно возвращаюсь домой.
"Ни дня без приключений... Последний состав и до свидания метро. А, черт с ним. Все равно никто не ждет..." - подумал парень и коротко усмехнулся.
- Если не боишься, могу проводить до дома. - произнес он с иронией.
- Не знаю... А ты далеко живешь?
- На этой же станции. - без заминкой соврал он, а сам подумал - "Ага! Как же!"
- Тогда пойдем. Только... - она снова немного смутилась. - Идти до моего дома около сорока минут.
- Не страшно, Анют. - он встал и подал ей руку. - Хватайся.

Они шли по практически безлюдным улицам жилого района и мерно, тихо беседовали. Основным источником света для них были фары проносившихся мимо машин. Но, не смотря на оживленное движение, было тихо и темно. Через час они оказались у ее подъезда.
- Спасибо, что проводил. - снова опускает глаза.
- Нашла за что благодарить... - пренебрежительно. - Не сделал же ничего.
- Ты проводил незнакомую девушку к ее дому, не испугался, не возмущался. Ты хоть дорогу запомнил?
"Твою мать..."
- Да, конечно. Не переживай. - он докурил сигарету, сделал глоток Колы. - Доброй ночи, Аня.
- Доброй,... Черный.
Она развернулась и направилась к дверям подъезда. Молодой человек закурил снова и смотрел ей вслед. Когда захлопнулась дверь, он посидел еще какое-то время - метро закрылось и торопиться было уже некуда, - и тронулся в путь.
Дома он был часа через 3 измотанный и готовый с чистой совестью отрезать себе левую ногу. Поел, принял душ и лег спать.
- Идиотская ситуация... - одной из особенностей молодого человека была любовь к разговорам с самим собой вслух. - Познакомилась, попросила - не явно конечно, - проводить, дошли до самого дома... И в итоге, ни номера телефона, ни ICQ, ничего... Не важно. Очередная девочка видение.
Это была последняя мысль. Он спал.

Следующий день ничем не отличался от предыдущего: пробуждение, завтра, дорога на работу, трудовые 8 часов и обратный путь. Колено в этот день не напоминало о себе, и молодой человек был вполне доволен жизнью. От стандартного чтения и прослушивания музыки его оторвал знакомый уже голос.
- Здравствуй, Черный. - весело прошептала Анна. - Сегодня настроение лучше чем вчера?
- Здравствуй, Анюта. - почему-то он не испытывал ни малейшего удивления. - Рад встречи. Лучше. Ты как?
- Хорошо, спасибо. - она улыбнулась ему в ответ и прикоснулась к его плечу. - Тоже очень рада тебя видеть. Как добрался вчера? Точнее, уже сегодня...
- Неплохо. И разве я сказал, что очень рад?
- Ты нет. - ехидно ответила девушка и продолжила теплым тоном. - А глаза - сказали.
- Глаза... - прошептал он с нежностью. - Ты права. Я очень рад тебя видеть.
- У мены есть два билета в кино? Ты сейчас свободен?
- Только ее говори, что специально...
- Не специально! и возмущение, показалось ему искусственным. - Мы с подругой собирались, а она не смогла - экзамен пересдает...
- Если хочешь - пойдем. Я не против.
Выйдя из вагона, они взялись за руки и практически не разжигали их весь остаток дня.
Сцена прощания затянулась - ни ему, ни ей не хотелось уходить и, уж тем более отпускать.
- Дай номер телефона или аськи, Анют.
- Зачем?
- Ты же просила сообщить тебе, что я живой и здоровый до дома добрался. - и снова в его голосе звучала легкая усмешка.
- Записывай...

"Спасибо за чудесный вечер. Доброй ночи! Черный". Он набрал текст, отправил ей сообщение и лег спать.
Так началась их дружба, которая в мгновение ока переросла в любовь...

- Здравствуй, Черный! Нас с тобой приглашают в гости с ночевкой мой хороший друг.
- Куда и во сколько?
- Записывай...

- Да... - задумчиво протянул парень, оглядывая высоту, построенную совсем недавно в новом районе города. - Не голодает парнишка.
- Богатые родители. - объяснила она. - Но деньги его не испортили.
Единая усмешка парня и его смех нарушили тишину двора.
- Пошли, заступница.

Они сидели в гостиной и общались. При этом, каждый был занят чем-то своим: Анна поела из браслет из толстых цветных нитей, ее друг, представившейся как Рик, собирал модель самолета, а Черный... Черный просто сидел и курил трубку, наслаждаясь музыкой, звучащий из колонок музыкального центра. Играл Вагнер.
Металлический звон оповестил троих о появлении новых гостей.
- Эх... Пойду открою. Может, соседи? - проворчал Рик и нехотя поплелся в сторону двери.
Щелкнул замок, бесшумно отварилась дверь, впуская в квартиру новое действующее лицо.
- Заходи, раз пришел. - с недовольством проговорил хозяин квартиры. - Что срочное?
- Она здесь? - незнакомый Черному голос заставил Аню нервно стиснуть в руках незаконченной браслет.
Она посмотрела на молодого человека с тревогой и чем-то, что показалось ему жалостью.
- Что-то не так? - тихо, чтобы не было слышно никому кроме нее, сказал он и сел у ее ног так, чтобы быть немного ближе к двери, из которой звучал незнакомый голос.
- Прости...
Появление юноши в дверях не позволило ей договорить. Суровое выражение лица, плотно сжатые губы, холодный, недовольный взгляд.
- Собирайся. Мы уходим. - требование.
- Я... - начала было девушка, но Черный ее перебил.
- С какой стати? - уверенность.
- Не твое дело. Она моя девушка и я ее забираю.
Хохот, в котором зашелся Черный, полностью сбил парня с толку, заставив тупо уставиться на него.
- Че ржешь, придурок? - вошедший сжимает кулаки в гневе. - Ты кто вообще?
- Я, - сквозь смех произносит парень, - ее молодой человек.
Последние слова звучат невнятно из-за нового приступа смеха.
- Я же тебе сказала, что не хочу быть с тобой, Кирилл.
- А я сказал, что не отпущу тебя! Собирайся немедленно!
- Правда, Анют. - уже спокойнее сказал ее возлюбленный. - Собирайся. Вызову такси и поедем домой, хорошо?
- Хорошо, милый. - ответила и стала собирать вещи.
- Что ты себе позволяешь? - Кирилл кричит, не в силах сдержать гнев. - Она моя!
- Твоя? Она не вещь, красавчик. - Черный говорил тихим, вкрадчивым басом. - Она девушка, и ей решать с кем, когда и куда идти или ехать. Более того, она же сказала, что не хочет быть с тобой. Опусти ее.
- Но я люблю ее!
- Хороша любовь...

Ни хозяин квартиры, ни девушка, не заметили, как началась драка. Кирилл ринулся на спокойно горящего Черного, который решил, что диалог исчерпан, повернулся к нему спиной. В отражении горящий юноша заметил бывшего парня Анны, замахнувшегося правой руках для удара.
"Костяшки в висок. Умница" - мелькнула у него в голове мысль. Он резко развернулся
через левое плечо, поднимая левую руку для защиты, и, пожимая правую, к корпусу. Удар пришелся в предплечье левой руки вскользь - почти никаких ощущений. Мягкий увод правой руки противника, заставляющих его раскрыть корпус.
За миг до того, как правый кулак жертвы коснулся ребер нападающего в районе солнечного сплетение, парень крикнул:
- Скорую, Рик! - очень требовательно и жестко, властно.
Удар. Треск, ломающихся ребер. Черный, возобновив вращение уходит из-под падающего тела Кирилла.
Крик. Страшный, пронзительный девичий крик. Испуганное, бледное лицо хозяина квартиры. Черный прикуривая сигарету и садится рядом со стонущий юношей. Спокойный и абсолютно расслабленный.
- Я же говорил тебе, что не уверен в исходе. Никогда впредь, если выживешь, не играй с неопределенностью. Вероятность - капризная дама.

Скорая приехала через 15 минут. Кирилла госпитализировали. Сказали, что будет жить, но ребра были практически раздроблены в месте удара.
Приехавшая милиция записала в протоколе примерно следующее:
"Перелом ребер получен в уличной драке с участием двух неизвестных и пострадавшего. Последний, дошел до квартиры своего знакомого, где и потерял сознание. Кроме хозяина, в квартире находилась его подруга Анна со своим молодым человеком".

@темы: Рассказы

23:46 

Желаю счастья!

Я болен небом. Я в него влюблен...
В небольшой комнате в обычном панельном пятнадцатиэтажном доме-башне в комнате, с выключенным светом, лежал молодой человек двадцати двух лет и смотрел в потолок. из окна, расположенного за ним, дул холодный, влажный осенний ветер - сквозняк. Ему было холодно, руки его были плотно скрещены на груди. под головой - мягкая игрушка - солнышко - хозяйки квартиры.
- Тебе надо как-то исправить эту ситуацию. Никто не выдержит долго в такой обстановке. Неужели ты не понимаешь, что они сломали тебя, и пользуются этим. - Голос хозяйки был напряжен и полон возмущения. - Тебе 22! Ты же не собираешься всю жизнь с ними прожить?
Молчание. Парень, лежащий на полу, хранил тяжелое молчание. В глубине души он понимал, что она права, что надо что-то менять, но он был погружен в свои мысли и, потому, молчал.
- Вот скажи, - продолжала она. - Почему вы переехали за город? да и спросил тебя кто-то чего Ты хочешь? Надо ли это тебе?
- Они уехали, потому что их достало жить с родителями моего отца и его братом. - Низкий, глубокий голос без налета эмоций. - Они не давали им жить так, как хотелось. И никто меня ни о чем не спрашивал - поставили перед фактом.
- Видишь! Видишь! я же говорю, что ты им, как слуга, как раб нужен! Много ты времеги на работу по дому тратишь?
- Часа два...
- И ради двух часов труда, ты должен целый день при них сидеть?! - она почти кричала.
- Да. Отец никогда не сообщает заранее, что надо делать.
- Ну ты даешь... И часто так?
- Каждую неделю.
- Охренеть! Ты работаешь 6 дней в неделю и не можешь ничем заниматься в свой законный выходной?!
- Могу. В перерывах между выполнением указаний...
- Но у тебя же своя жизнь! Свои желания! ну, скажи. Скажи, чего ты хочешь?
- Не знаю... - задумчиво отвечает.
"Я хочу быть с той, которую люблю, а не здесь, с вами я хочу держать ее за руку, смотреть ей в глаза, наслаждаться ее смехом, хочу любить ее и быть ею любимым!" - он не произнес. Только подумал.
- Но у тебя же есть хобби? Есть?
- Я хочу научиться рисовать... Но для этого мне хватает времени.
- Я бы так не смогла. Честно...
- Это все его мать виновата! - вступила ее подруга. - Она же и меня сломала! Да никто не выдержит такого! Никто, понимаешь?
- Я же выдерживаю. - презрительно.
- Да из тебя же веревки вить можно! и ты ни слова не скажешь!
- Не скажу. Видишь, какая гибкость характера. - нервный смех. - Зато, меня не сломить.
- Мне это показалось ужасным. - продолжала подруга. - А потом, под влиянием атмосферы твоего дома, я сама стала такой. Давить стала...
- Еще сильнее...
- Пытаться ломать. - она сделала вид, что не заметила. - Но я же не такая! Ты же помнишь меня другой!
- Помню. Тогда ты не так сильно давила. Ты делала это иначе - пробивалась чувство вины. А мать - чувство долга.
Их разговор продолжался несколько часов. Все это время его семья оставалась объектом нападок и обвинений. Он понимал, что девушки правы, но все равно оставался при своем.

Уже почти ночью, когда он шел домой, было принято решение в его мозгу: "Пришло время изменить кое-что...".
Дома он появился только на следующий день. Встретили его упреками и оскорблениями. "Мы с больше не рассчитываем на тебя" - спокойно сказала ему мать, но в его душе не дернулась ни одна струйка. - "На тебя же нельзя положиться! Что взять с такого идиота, как ты?!" А он только молча улыбался ей холодной улыбкой полной чувства превосходства. - За 2 месяца ты появился дома раз 10! Либо ты остаешься здесь, либо ищи себе другое жилье!
- И это говорит мне человек, который на две семьи живет? - Его голос был очень добрым, почти нежным. Он торжествовал.
- Замолчи! - истерика.
- А тебе, что дал этот дом, кроме унижения? Ты не развелась с отцом только из-за меня? Ерунда! Ты просто надеешься, что я не дам выкинуть тебя на улицу. Ты говоришь, что я бросил дом, но сама появляешься здесь реже, как служанка!
Он подходит к ней ближе, и голос его заставляет вибрировать оконные стекла - низкий, гулкий.
- Ты упрекать меня в том, что совершаешь сама!
- Ты дрянь! Урод! Ничтожество!
Лезвие сверкнуло в его руках. Карминоввй поток хлынул из рассеченного горла женщины прямо на него. Теплая, связка кровь нехотя стекала по его футболу и джинсам. Мать, судорожно сжимая горло, повалилась ничком на пол.
- За что? - прохрипел она, теряя последние силы.
- За твою любовь, мама. За твою гордость за сына. За отца и за твою семью. Будь счастлива.
Он расправил ее волосы и долго рассматривал лицо мертвой - он старался запомнить ее.

У него была плохая память на лица.

@темы: Рассказы

09:45 

Зов

Я болен небом. Я в него влюблен...
Он проснулся в 6.35, за несколько мгновений до пробуждения будильника. "Снова этот сон", подумал парень и принялся собираться на работу: принял душ, почистил зубы и оделся. Решив, вопреки своему обыкновению, позавтракать, он открыл холодильник, но, лишь вздохнув, сразу закрыл - йогурты его не вдохновили. Наконец, проверив почту, он обулся и отправился на работу.

- Привет, заходи! - добродушно поприветствовал его начальник, привстав на кресле и протягивая руку. - Ты извини, у наших сторонних ЧП. Максим в отпуске в Египте, а ты в городе... И мы...
- Да, я не против! Только что мешало вчера позвонить?
- Сами пол часа назад узнали! Паника у них. Съездишь? Километров 60 от города.
- Поеду, раз паника. Только?...
- Тариф 1.75. плюс дорога. И на еду рублей четыреста. Устроит?
- Еще бы! Давайте адрес.

Старый перон встретил его скрипом песка под кросовками. Мимо проходили добротно одетые люди с поклажей. За ограждением перона расположились частные домики старой и новой постройки.
- Простите, не скажете, как дойти до офиса N-ском компании. - спросил он у проходившего мимо мужчины с огромным рюкзаком на спине.
- Эт вам прямо сейчас, потом налево, да снова прямо. Упретесь - в тупике стоят.
- Спасибо!

Здание N-ской компании показалось ему смутно знакомым. Знакомые арки ворот, немного узкие окошки и колонны перед главным входом. Он покурил перед входом, оглядывая крохотный парк, что находился справа. Невысокий каменный забор окружал парк, березы с широкой кроной. С того места, где он стоял была видна детская площадка. Она почему-то заставила его взгляд остановиться на себе.

Маленькая девочка с лицом утопленника смотрела своими безжизнкнными глазами прямо на него. В его душу, в самые сокревенные его мысли.
- Мама! Мамочка! - она заходилась диким, полным ужаса и обиды, голосом. - Мама, где ты?! Мама!

Видение исчезло. Он резко сел на пол. Костяшки пальцев его побелели - так силтно он сжал кулак. Трясущейся рукой он поднес сигарету к губам и сделал самую глубокую затяжку в своей жизни. На площадке было пусто.
- Вы от смежников? - голос охранника заставил его вздпогнуть всем телом.
- Да... Это... Это я.
- Идите за мной.

Огромные окна офисного здания выходили прямо на парк. Обсуждение длилось уже несколько часов, но решение так и не было найдено.
- Давайте пройдемся? А то мы так ничего и не решим...
- Согласен.

На секунду его передернуло, когда они проходили через калитку этого крохотного парка. Они шли по его узким тропинкам.
- Завидую я детям. - сказал собеседник юноши. - Беззаботные такие. Посмотри сам!
Дети весело играли на площадке в салочки. Они смеялись, носились и оживленно и осень громко спорили своими высокими голосами, когда не могли определить, кто из них водит.
- Да...
- Ты бледный какой-то. Все в порядке?
- Да. Все хорошо.
Остальное время они провели в молчании. На обратном пути, проходя мимо площадки, он засмотрелся на играющих детей.

Одна из девочек подошла к колодцу и крикнула что-то. Эхо было ей ответом.
- Смотрите! Там что-то блестит!
- Мой папа говорит, что оттуда можно днем звезды посмотреть.
- Правда?
- Отойди, дочка! - резкий окрик отца. - Лиза, немедленно отойди!

- Эй! Парень! Что с тобой?
- Я схожу с ума...

Бессилие, отчаяние и... опустошенность. Он автоматически шел на станцию. Когда он проходил мимо деревянных домиков, он увидел женщину, лежащую на земле. Она рвался когтями землю и рыдала. Мужчина стоял рядом с ней на коленях и сжимал в объятиях.
- Перестань, милая. Все хорошо будет.
- Я могу вам чем-нибудь помочь?
- Не думаю, парень. Дочка пропала.

Темнота. Идет сильный дождь. Холодно. Страшно. Страшно! Одиноко! Мама!

- Русые волосы.... - начал он, рухнув на колени. - Бирюзовое платье... туфли... красные...
- Где она?! - дикий кому матери.


Он проснулся в 6.45 и принялся собираться на работу: принял душ, почистил зубы и оделся. Решив, вопреки своему обыкновению, позавтракать, он открыл холодильник, но, лишь вздохнув, сразу закрыл - йогурты его не вдохновили. Наконец, проверив почту, он обулся и отправился на работу. Мысль "Я схожу с ума"

- Привет! Слушай, у нас ЧП. К смежникам поедешь.
- Куда?
- Куда скажут, туда и поедешь. Как чувствуешь себя?
- Утром думал, что сошел с ума.
- Кстати, вчера вечером передали в новостях, что девочку нашли в колодце. Она утонула... Это было как раз в том городе, куда ты поедешь.
- Что?!
- Именно! Кстати, парень, который помог ее найти, очень на тебя похож. Ты там не был? - бросил он выходящему парню.

- Мама! Мамочка! Мне холодно! Страшно! Я очень боюсь, ты где?!

Темнота. Идет сильный дождь. Холодно. Страшно. Страшно! Одиноко...

Его ноги подкосились, и он рухнул на пол, теряя сознание.

@темы: Рассказы

23:53 

Отражение

Я болен небом. Я в него влюблен...
Он сидел в кресле, глаза его были закрыты. Он курил, и дым ровно поднимался к потолку. На подлокотнике стоял стакан с водой с лимоном - он не любил привкус сигарет. Ослабленный жгут висел на левом чуть выше локтя. "Хочешь почувствовать мечту, парниш?". Конечно, он хотел. Шприц с капелькой его крови лежал рядом.
Прошло уже несколько минут, но эффекта от укола не было.
- Странно, - подумал он. - Сказали, что накрывает мгновенно.
Разочарованый, он открыл глаза и взглянул в зеркало, которое стояло напротив. Красные уставшие глаза, заостренные скулы, на которые кожа была, словно натянута. И очень бледное лицо - хроническая усталость давала о себе знать.
- Я уже устал тебя ждать, - проворчало отражение.
Парня передернуло.
- Дало...
- Дало, дало, наркоман хренов, - не менее недовольно. - И как тебе твои грезы? А? Похоже на то, что ты хотел?
- Нет. Я не тот, о ком я мечтал, - нервный смех. Ему было страшно.
- Боишься... - Человек в отражении встал и стал гулять по доступной ему части комнаты. - Ты же всегда боялся! Всегда и всего. Выбора, ответственности, чувств. Сейчас что-то новое перед тобой?
- Ну, это-о...
- Да хватит мямлить! У трогала так блистал красноречием! Денеги-то были, а цену сбивал. Дрянь, ты.
- Хватит меня поливать грязью, ты... - он осекся. Как обращаться к отражению?
- "Ты"! - он рассмеялся безумным смехом. - Нашел, что сказать! С кем вообще разговариваешь?
- С кем, с тобой!
- Глупец, ты... С собой ты разговаривешь! С собой!
- Как это? - недоумение.
- Ох, б... Ну, ты даешь... Ты в зеркало смотришь, осел! Оно Тебя отпажвет! И не только паршивую рожу и жалкое тело, а Тебя! Всего тебя, понимаешь?!
- Э... нет, но...
- Ну и черт с тобой.
- Я не мечтал об этом. И так сам с собой каждый день говорю...
- Ага. Еше скажи, что ты честен с самим собой.
- Думаешь, я вру?
- А-то! Ты говоришь с мозгом, с пузом, селезенкой. С членом даже разговариваешь! А вот со своим естеством ты как-то... не встречался.
- И ты и есть это естество? - парень успокоился и мог нормально вести диалог.
- Оно самое. Концентрат.
- И ты...
- Ну, о реальности моего существования, можешь судить сам. Мне-то похрен, какой ты сделаешь вывод.
- Тебе... Мне не важен ответ на этот вопрос?
- Елки! Да ты не безнадежен! Так, теперь к делу, вижу ты пришел в себя.
- Что за дело?
- Ты нахрена это дерьмо себе вколол? - спросило отражение, закуривая и делая глоток воды.
- Мечту посмотреть...
- И о чем мечтаешь? Не думал, что так выйдет, а?
- Нет...
- Ожидал-то роскошь, женщин, денег, признания, да?
- Как все...
- Все ли? - отражение задумалось. - Знаешь, я тебе маленькую тайну открою. По нашу сторону зеркала много... сущностей. Мы встречаемся, ругаемся и любим, прямо как вы. Только... эмоции наши ограничены тем, что вы выговариваете, глядя на себя... на нас. В этом мы ущербны. Кто-то спадает все время, а кто-то счастлив! Разве это справедливо? Ты бы хотел быть счастливым?
- Кто ж не хочет?
- Верно. Все хотят. И я тоже! А ты только боль ведрами на меня излваешь! Знаешь,как это тяжело? всегда страдать, каждую минуту...
- Это моя жизнь...
- Это Наша жизнь! Теперь ты знаешь...
- Хочешь поменяться? - Это же все наркотик. Ничего не случится.
- А взамен что?
- Знание.
- Знание дает только смерть. Так у нас говорят.
- Нет, не то. Знание о вашем мире, о его законах, о том, что и как там.
- Ясно. Ну, неплохое решение. По рукам?
- По рукам.
Парень подошел к зеркалу его отражение в точности повторило его движения. Он протянул руку к собеседнику. Когда до зеркальной глади оставалась пара сантиметров, он подумал: "Бред какой-то...". Рука прошла через зеркало не встретив сопротивления. Но, когда их руки соприкоснулись, когда он почувствовал тепло руки своего собеседника...
Он открыл глаза, все также сидя в кресле. Сигарета валялась на полу и почти истлела. Он посмотрел на свое отражение в зеркале.
- Эй, ты как там?
Отражение без задержки повторило все его движения, но самовольное движение руки, заставило его собрать всю силу в этот простой жест.
- Привыкнешь. На это нужно всего пара сотен поколений. - Эти слова вызвали ужас в глазах отражения.
- Ты заставил меня страдать... Когда многие были счастливы. Ты сам угробил свою жизнь этим уколом. Я обещал тебе Знание и ты получишь его. Ты не нужен больше. Тебе некого отражать. Прощай.

Он взял в руки шприц и вколол себе в вену.

@темы: Рассказы

21:11 

Один день отпуска

Я болен небом. Я в него влюблен...
- Дорогая, как ты смотришь на то, чтобы отправиться куда-нибудь на пару недель? Возьмем отпуск и поедем страну посмотрим.
- Хорошая идея! А на чем? И где будем жить?
- На машине, думаю. Так и простора и свободы больше. А жить... В крайнем случае поспим в автомобиле. Возьмем палатку, да и гостиницы никто не отменял.
- Даже не знаю... Давай попробуем.

- Красиво, правда?
Он обнял ее за талию и стал всматриваться в окружающий их пейзаж. Неширокая проселочная дорога разрезала на две половины стоящий на горизонте сосновый лес с редкими, тоненькими березами. Через луг, на котором они остановились недалеко от леса, протекала узенькая речушка, неся в своих водах опавшие листья и ветки. Изредка, в бликах солнца на поверхности ручейка, можно было увидеть крохотных рыбешек, спешащих неизвестно куда по своим, одним им ведомым, делам. Шумел лес, тихим переливом нарушал этот мерный шум, ручей. Небо было настолько чистым и светлым, что больно было смотреть. Ни единого облачка не омрачало его светлый лик. Легкий ветер играл с зеленой, устилающей изумрудным ковром весь луг, травой. Они уже достаточно отдалились от дороги, и звук, столь привычный для городских обитателей, уже не тревожил их слух.
- Очень красиво, - сказала она после непродолжительного молчания и поцеловала его в щеку. - Правда, здорово!
- Отдохнула?
- Да. Поедем?
- Поехали.

Спустя несколько часов дорога вывела их к деревне, стоящей на самой границе леса. Несколько десятков домов, разбросанных, казалось, в хаотичном порядке, составляли полный набор представленных путешественникам строений. На противоположенной стороне деревни располагалась деревянная церквушка и прицерковное кладбище.
- Странное место. И как тут только живут люди?
- Как-то живут. Хотя, конечно, удивительно. Ни освещения, ни газа...
- Завел же ты в дебри... Давай хоть попросимся на ночлег.

Они подошли к крайнему дому. Покосившийся забор встретил их жутковатым оскалом сломанных перекладин и прорех. Сам дом был, похоже, родственной душой этого забора. Покосившийся от времени встречал он гостей треснувшими ставнями, скрипящими при сильном порыве ветра, и крайне непривлекательным крыльцом.
- Думаешь, тут кто-то живет? - Недоверчиво спросила девушка, оглядывая это подобие развалин скептическим взглядом.
- Остальные дома не лучше. В этом хоть окна есть. - Ответил он и крикнул. - Эй! Хозяин! Есть там кто живой?!
Ответом ему была тишина и пронзительный визг оконных петель. Спустя какое-то время послышался скрип половиц, и в дверном проеме показался старик. Лет ему было так много, что могло создаться впечатление, будто перед вами предстал мертвец прошлой эпохи, только в презентабильном виде. На старце было длинное одеяние, шапка, не смотря на теплоту летнего вечера, и валенки.
- Пойдем отсюда, - тихий встревоженный шепот. - Он пугает меня.
- Перестань, - сказал парень, легонько сжимая ее руку. - Обычный старик.

- Городские, поди? - спросил старик, когда они сидели в помещении, которое он сам называл кухней.
Хотя, кухней эту комнату мог назвать далеко не каждый. Вместо раковины мужчина использовал дырявое ведро, вода из которого стекала в щель между половицами деревянного пола, открывающую, если присмотреться, известный вид на кусочек земли, на котором стоял дом. Плита, над которой усердно трудилась девушка, представляла собой две невысокие кучки камней, на которые был положен лист железа. Под листом горел костер, который и был источником еще и тепла для живущего здесь человека. Грубо сколоченный стол и 5 широких пней, использовавшихся в качестве табуреток, завершали список мебели.
Но даже при учете такого интерьера, хозяина дома нельзя было назвать нерадивым. В доме было чисто и, по-своему, конечно, уютно.
- Городские, отец. - Ответил парень. - Из стольного града.
- Столичные... И как жизнь-то в Белокаменной, что вас в нашу глушь занесло. Неуж так плохо?
- Плохо, да не так, - звонко рассмеялась девушка. - Просто, кроме дома и работы не видно ничего! Вот, решили по стране поездеть, да дорожка к вам завела.
- Как вы тут живете? Ну, ладно без света, но вода? Газ?
- Живем, как всегда жили. Воду речушка дает, а на топливо дрова рубим. Огород кормит, а, бывает, и прихожане принесут что, али церковники сами. Добрые они люди. Как пост начинается какой, так сразу и угощают, чем могут.
- Только в пост добреют?
- Господь с тобой, малый! - Возмутился старик. - Без них я б давно помер, а в пост им же не все можно. Вот и несут.
- А почему мы никого не видели, когда приехали? - Спросила девушка, раскладывая картошку на тарелки, которые были единственным свидетельством того, что это место имело какую-то связь с миром.
- Так ушли в деревню соседнюю. Там за рекой, часа 4 ходу.
- Понятно... - пробормотал парень. - Приятного аппетита, отец. И тебе, родная.

Ближе к ночи, когда девушка сидела на крылечке и любовалась россыпью звезд на безоблачном небе, а ее спутник и хозяин дома прогуливались по деревне, ей показалось, что старик - единственный житель этого места. Пупс старым и заброшенным оно показалось. - Слушай, отче, - начал парень, -ты тут один живешь? В смысле, родные-то есть?
- У кого ж их нету-то? - Удивился его собеседник. - Есть, конечно! Только вот... давно не навещали.
- Очень?
- Да уж больше полу года ни весточки не было. Может, случилось чего? Сын у меня с невесткой. Когда приезжали, сказали, что скоро внук будет... Посмотреть бы на него хоть одним глазком! Да, что там... в пол глаза! И по сыну скучаю.
- Любишь их?
- Люблю... хоть и не пишут, не навещают.
- Тогда приедут! Почувствуют, что нужны и приедут.
Долго они еще бродили по улице, пока парень, долеваемый странным чувством симпатии и расположения к старику, не предложил:
- А знаешь, - сказал он живо, - хочешь я им весточку передам? Нам все-равно куда ехать, а так, хоть спасибо тебе скажем!
- Хорошо бы было. - Ответил старик, глядя на парня. - Пойдем, адрес скажу.

- Знаешь, я сегодня пообещал письмецо передать его родным...
- Это далеко?
- Прилично... Пару дней займет. Ты не против?
- Нет. Он мне понравится. Внимательный и добрый такой. Только, печальный очень.

Была тихая, теплая летняя ночь. Путники спали на кухне на полу, завернувшись в спальные мешки, хоть хозяин и готов был предложить свою постель. Светила полная луна, шумел лес, живущий своей ночной, почти мистической жизнью.
Неожиданно, молодой человек проснулся от страшного и очень странного холода. По его спине, словно прошел, пронизав его, порыв ледяного, чуждого ветра.
Только сев на постеле он смог открыть глаза. Сердце его бешенно колотилось, кровь стучала в висках и легкая дрожь коснулась его пальцев.
- Это просто сон, - одними губами, чтобы не разбудить ее.
Поняв, что больше он не уснет, молодой человек направился в сторону крыльца, вращая в пальцах сигарету. Проходя мимо комнаты, в которой спал приютивший их человек, он услышал слабый шепот и нерешительно заглянул к старику в комнату.

- Как же хорошо, что ты приехал, сынок, - голос слабый, практически неслышный, но пропитаный таким счастьем, что у парня свело сердце. - Почему вас не было так долго?
- Да, дела все... Суматоха такая... - парню стало совсем не по себе, но он не мог поступить иначе.
Все его естество трепетало от странного чувства, рожденного на стыке жалости, горя, ужаса и желания, пусть на несколько мгновений, сделать этого человека счастливым. - А письма тебе, видно, не доходили. Мы писали тебе несколько раз и уже думали, что...
- Как видишь, я жив и здоров. Кости только ломит, да глаза не так остро глядят, но все хорошо, сынок. - Он коснулся его руки своей, сухой, что пергамент, дрожжащей, но теплой. - Как вы живете? Как супруга? Родился ли внук?
- Родился отец, - ласково, нежно. - Крепкий паренек! Здоровый и, знаешь... На тебя похож очень. Супруга здорова и живем хорошо. Как смогли, так приехали.
- Не зайдет?
- Проснется - зайдет. Дорога тяжелая была. Спит на кухне.
- Славно, что спит. им, сын, сон нужен. Они только краше и лучше после него становятся.
- Но не всегда добрее, - весело ответил парень и похлопал старика по руке. Оба тихо рассмеялись.
- Ты иди, поставь чайник на огонь, а я сейчас подойду, только оденусь, - проговорил старец поднимаясь.
- Хорошо... - неуверенно ответил гость.

- Просыпайся, милая, нам пора.
- Да, сейчас. - Она оиветила растягивая слова и сладко потягиваясь на своем месте. - А где дедушка?
- Он в лес пошел. Грибником оказался.
- Хороший он все-таки. - сказала она с улыбкой и стала собираться.

Через несколько дней они вернулись в город, и их жизнь потекла в привычном ритме. Только отношения их изменились, стали добрее и внимательнее друг к другу. Они проводили вечера гуляя по городу, разговаривали или посещали кино и театры, выставки. Их мир разорвался, стал шире и, как будто, светлее.

Он так и не рассказал ей, что выкурив почти половину пачки сигарет и вернувшись, нашел старца лежащим на полу. Как, поддавшись панике, его трясло, как омывал мертвое тело ледяной водой, от которой ломило суставы... Как молился за душу этого доброго, смелого и такого сильного человека, который, несмотря на одиночество, не утратил любови и доброты. Как вошел в церковь и нашел, на полжелтевшем от времени, листе бумаги, написаные ровным, уверенным подчерком слова "Мы покидаем эти стены навсегда". О том, как из веток сооружал крест, и как долго сидел у могилы старца.
Ни единым словом он не обмолвился о том, что подойдя к дверям квартиры его детей, он так и не решился.
Это же ничего не изменило. Правда?

@темы: Рассказы

Дневник человека, который болен Небом.

главная